Моральная эволюция: каким будет общество через 50 лет

Моральная эволюция: каким будет общество через 50 лет

Мир меняется. Ни для кого не секрет, что некогда рабство, феодализм, расизм, сексизм считались абсолютной нормой. Немного позднее в обществе активно пропагандировалось накопительство (материализм), курение или вождение в нетрезвом состоянии и пр. Сегодня, очевидно, всё это считается деструктивными пережитками прошлого.

В последние годы мы наблюдаем бум здорового образа жизни, духовности, осознанности, этичного отношения к людям и планете. Такие движения, как минимализм, феминизм, лгбт сообщества, веганство, Zero Waste набирают обороты с каждым годом, и это явно — движения будущего. Что же еще интересного нас ждёт впереди?

15 мировых экспертов поделились с американским медийным журналом Vox, какие современные привычки, нормы и законы, по их мнению, общество будет считать варварскими в 2070 году. Я изложила лишь 11 пунктов, поскольку некоторые из них оказались мне не совсем понятны, некоторые — относились лишь к проблемам США. Полный список можете прочитать здесь.

Сразу отмечу, что в целом, похоже, мы станем более мудры и этичны, чем когда-либо. Общество будет уважать права всех их каждого и, возможно, с любой дискриминацией наконец будет покончено. Однако кто знает, какие негативные явления наравне с этим усилятся или возникнут в обществе.

Содержание

Photo by Arseny Togulev on Unsplash

Нейробиолог и бывший футболист Крис Новински отмечает жуткую травмоопасность данного вида спорта, особенно, для детей, чей мозг находится в процессе изменений. 

У 96% умерших футболистов НФЛ диагностировано хроническое повреждение мозга.

По его словам, мы должны оберегать детей от повреждений мозга в юношеских видах спорта (футбол, бокс, хоккей) так же, как не разрешаем им курить или садиться на первое сидение в автомобиле.

Сегодня дети в возрасте 9 лет получают более 500 ударов мячом в голову за один сезон юношеского футбола. Это не нормально. Вспомните, когда вы в последний раз позволяли своему ребенку получать удары в голову 25 раз на день?

Проблема может быть частично решена, если в футболе будет запрещено отбивание мяча головой.

На сегодня в трудовом договоре существует явный дисбаланс власти. Наёмные работники ценятся меньше, чем предприниматели, как материально, так и морально. Однако это не означает, что трудовое соглашение в принципе не может быть взаимовыгодным.

Будущее в кооперативах — фирмах, принадлежащих её работникам. Уже сегодня такие компании более производительны, чем традиционные.

В моей любимой версии будущей системы труда рабочие будут контролировать свои места. Они могут избирать своих менеджеров и привлекать их к ответственности, а также принимать серьёзные решения. Вместо зарплаты, определяемой начальником, работники становятся реальными заинтересованными сторонами, которые получают долю прибыли с общего дела. Такие организации будут платить налог на основные средства (здание, землю, оборудование и т.д.), фактически сдавая их в аренду обществу в целом. Средства с этого налога будут использоваться для финансирования новых фирм и, наряду с подоходным налогом, надежного государства всеобщего благосостояния.

© Бхаскар Сункара — основатель и издатель Якобин, обозреватель газеты «The Guardian USA», автор «Социалистического манифеста: случай радикальной политики в эпоху крайнего неравенства».

Доктор Мелани Джой — автор книги «Почему мы любим собак, едим свиней и носим коров: введение в карнизм» рассказывает нам о некой матрице карнизма, в которой застрял современный человек. 

Карнизм учит нас тому, что поедание определенных животных является нормальным, естественным и необходимым убеждением, которое, тем не менее, имеет мало этического или логического смысла, и в достаточной степени уводит нас от нашей естественной эмпатии ко всем живым существам.

Мелани проводит аналогию с сюжетом всем известного фильма «Матрица». Представьте, что вы человек, которого отключили от машины, контролировавшей ваш разум, и обнаружили, что вместо куриц, свиней и коров, люди вокруг едят котят и щенков. Очевидно, что вам покажется это варварским и жестоким (да и сегодня многие из нас не понимают, зачем это делают люди в Китае и где это еще принято за норму).

Попытавшись объяснить свой шок и непонимание окружающим, в ответ вы встретите лишь просьбу прекратить навязывать свои ценности окружающим: «Ты делаешь свой выбор, а я делаю свой!».

Однако вы будете понимать, что это выбор в пользу видовой дискриминации. Таким образом, карнизм в понимании человека будущего будет сродни расизму, сексизму, нацизму и др. убеждениям, поскольку менталитет, одобряющий дискриминацию, всегда одинаков.

Переходите на добрую сторону истории уже сегодня, чтобы потом сказать «я стал веганом, когда это еще не было мейнстримом». Впрочем, вероятно, уже поздно так говорить))

Photo by Nicolai Berntsen on Unsplash

Питер Сингер, профессор биоэтики в Принстонском университете, отмечает, что через 50 лет показная демонстрация богатства в мире будет считаться дурным тоном.

Люди будущего больше не будут покупать вещи ради статуса: яхты за сотни миллионов долларов, дорогие механические часы, одежду с логотипами брендов, купленную, очевидно, дороже, чем тот же товар, но без них. Денежный ресурс будет расходоваться на более нужные и морально оправданные вещи.

Эффективное движение альтруизма, построенное тысячелетиями, является частью этой тенденции к более этичной жизни. Многие из моих учеников в Принстоне выбирают карьеру, которая придаст смысл их жизни, а не богатству. Если они зарабатывают деньги, то тратят их на что-то стоящее. Для многих из них — это эффективные некоммерческие организации, которые помогают людям в условиях крайней нищеты, борьбе с изменением климата или борьбе с промышленным животноводством.

Профессор убеждён, что мы постепенно добиваемся морального прогресса. Круг защиты чужих интересов в нашем мироощущении расширился однажды с племени до нации, далее с нации до всего человечества. Теперь он распространяется и на других животных, хотя и очень медленно.

Люди будущего будут более мудры. И со временем мы узнаем, что делает нас счастливыми и делает мир лучше.

Photo by rawpixel.com from Pexels

Кардиолог в Медицинском центре Университета Дьюка Хайдер Варрайх обращает внимание на то, что в прошлом отношение медицины к смертельно-больным пациентам было крайне неуважительным и нерациональным.

Сегодня уход за такими людьми улучшился, но мы продолжаем приравнивать большее количество процедур, больше химиотерапии и интенсивной терапии к лучшему возможному уходу, в то время как это, очевидно, не так.

Исследования на пациентах с раком и сердечными заболеваниями, что представляют из себя главных убийц человечества, показывают, что пациенты, получающие паллиативную помощь, в действительности могут жить дольше. Хотя цель данного подхода состоит в том, чтобы помочь людям с серьезными заболеваниями жить как можно лучше — физически, эмоционально и духовно — а не как можно дольше, некоторые из них могут также жить дольше, поскольку избегают осложнений, связанных с процедурами, лекарствами и госпитализацией.

Кроме того, в то время как медицинские достижения движутся вперед с ослепительной скоростью, этический дискурс вокруг многих технологий значительно отстаёт. Возьмите, например, сердечные устройства, такие как кардиостимуляторы и механические насосы, которые могут быть помещены в сердце. Многие пациенты с неизлечимыми заболеваниями, которые хотят деактивировать эти устройства, находят сопротивление со стороны системы здравоохранения, поскольку многие специалисты продолжают приравнивать их деактивацию к эвтаназии. Мы должны следить за тем, чтобы, несмотря на технологический прогресс, пациент оставался в центре, а врач прислушивался к его пожеланиям.

На сегодняшний день, во многих цивилизованных странах, секс-работу, как вид деятельности и заработка, некоторые люди выбирают не по нужде, а часто потому что им она просто нравится и даёт больше преимуществ, чем та же офисная работа с 9 до 5. 

Однако до сих пор отношение к такому виду заработка в обществе крайне неодобрительно. Во многих государствах по всему миру проституция запрещена законом. Некоторые феминистки считают, что секс-работа усиливает угнетение женщин, представляя женские тела и сексуальность в качестве товаров, доступных для продажи.

Наряду с этим, многие правозащитные организации, например, Amnesty International, убеждены, что в отношении секс-работы декриминализация является наиболее эффективной и гуманной политикой.

В Новой Зеландии, где секс-бизнес декриминализирован, одним из основных последствий стало улучшение отношений между секс-работниками и полицией. Когда секс-бизнес сам по себе больше не является преступлением, секс-работники подвергаются меньшим преследованиям со стороны правоохранительных органов; наряду с этим они охотнее обращаются в полицию, когда становятся жертвами таких преступлений, как изнасилование и грабеж.
Кто-то утверждает, что эта профессия понята крайне неверно. Декриминализация секс-работы не является одобрением секс-торговли или какой-либо эксплуатации или злоупотреблений, с которыми сталкиваются секс-работники. Это скорее шаг в сторону уважения прав человека и его желания распоряжаться своим телом, как он посчитает нужным. В этом ключе запрет проституции противоречит феминизму, поскольку пытается «контролировать женское тело».

А в целом, всегда рациональней искать причину, какие именно обстоятельства или условия делают такую работу востребованной.

Кому интересно, здесь можно почитать больше о легализации и декриминализации проституции, в Украине в том числе.

Photo by Juan Pablo Arenas from Pexels

Интернет начинался как сеть, финансируемая Министерством обороны, для защиты Америки в случае ядерного нападения. Когда он развивался в направлении коммерческих и потребительских приложений, первые программисты полагали, что Интернет воплотит утопическую мечту об открытой сети, которая объединит мир и будет продвигать знания, демократию, конфиденциальность и другие позитивные ценности.

Однако у каждой медали две стороны. И вместе с эти мы получили разжигание ненависти, дискриминацию, пропаганду насилия и другие деструктивные явления. Но страшнее всего, что анонимность позволяет всему этому оставаться безнаказанным, и крупнейшим социальным площадкам их деятельность до сих пор сходит с рук. И это учитывая, что контроль каждого пользователя (информация о каждом из нас), который имеют эти площадки, мог бы легко стать предметом зависти для спецслужб.

К 2016 году обе компании стали чрезвычайно могущественными и влиятельными. Благодаря характеру их услуг, экономический успех принес с собой огромное политическое влияние, которое не подвергалось значительному контролю или регулированию. Интернет-платформы доминировали в общественных решениях и делали вид, что не несут ответственности за последствия своих действий. Они сделали очень мало для защиты своих пользователей.

© Роджер Макнами с 2006 по 2009 год был советником основателя Facebook Марка Цукерберга.

Представители Facebook отмечают, что за последние 10 лет они изменили свою политику в отношении защиты своих пользователей.

Photo by Christian Bowen on Unsplash

Ничто не знаменует прогресс любого общества в большей степени, чем распространение прав человека на тех, у кого их раньше не было. Карен Суоллоу Приор — профессор английского языка в Университете Либерти и научный сотрудник Комиссии по этике и религиозной свободе — считает, что в будущем в эту категорию войдут и еще нерождённые дети, таким образом, аборты больше не будут так популярны.

Прежде чем закончится первый триместр (время большинства абортов), крошечный зародыш размером с инжир уже будет пинаться ножками, зевать, сосать большой палец и демонстрировать, правша он или левша. Его сердцебиение и мозговые волны обнаружатся уже через несколько недель после зачатия. Очевидно, что эти существа — уже люди, а все права человека начинаются с права на жизнь.

Конечно, некоторые факторы, ведущие к абортам, отражают реальный и существенный прогресс для женщин: большее равенство, больше вариантов трудоустройства, усовершенствованное понимание сексуальности и усиление морального духа. Но права женщин, что достаются за счет лишения жизни детей, не являются настоящим освобождением; они просто, как выразился один из авторов, «смещают угнетение на другой субъект».

Как бы то ни было, аборт становится все менее необходимым и менее желательным. В будущем, смотря на ультразвуковые изображения 11-недельных плодов, кувыркающихся в водах матки, у нас не будет слов, чтобы объяснить нашим внукам, почему мы когда-либо отстаивали преднамеренное уничтожение еще нерождённых людей во имя личного выбора, и как мы могли причинить вред так многим женщинам.

Photo by Brett Sayles from Pexels

«Умный город» будущего — это также автомобили без водителей: автобусы, такси и поезда, управляемые автономно. Но как насчёт того, что может произойти внутри транспортного средства, когда за рулем нет водителя?

Мередит Бруссард, доцент в Институте журналистики Артура Л. Картера Нью-Йоркского университета считает, что поездка в общественном транспорте без водителя может быть небезопасной для пассажиров: «жутко чувствовать себя одинокой в маленьком замкнутом пространстве со странными мужчинами».

Бруссард отмечает недооценимость важности работы, которую выполняют сегодня водители автобусов, грузовиков, поездов и такси. Технологии не смогут обеспечить нам такого уровня защиты. Она ставит под сомнение обещанное снижение количества аварий в результате технического прогресса, и обращает наше внимание на то, что угрозу могут представлять не только транспорт, но и пассажиры.

Photo by Tra Nguyen on Unsplash

Когда дело заходит об образовании, каждый родитель желает отдать своего ребёнка в лучшую школу, поскольку, как ему кажется, это обеспечит ему карьерные перспективы и благополучие.

Упадок государственного образовательного сектора привёл к появлению различных видов частных школ и элитных государственных школ, в богатых районах, что становится всё менее доступным вариантом образования для большой части населения. Таким образом, школа сегодня рассматривается не как общественное благо, а все больше и больше как то, к чему мы покупаем доступ, что зависит от дохода и богатства.

Адия Харви Уингфилд, профессор социологии в Вашингтонском университете в Сент-Луисе, считает, что нам необходимо реинвестировать средства в государственное образование, чтобы оно стало в большей степени демократизирующей силой, а не механизмом сохранения неравенства. В идеальной будущем все дети будут иметь одинаковые образовательные возможности.

В то время, как вся статья акцентирует наше внимание на том, что будущее обещает быть более светлым и «правильным», чем настоящее или прошлое, Джейкоб Т. Леви — профессор политической теории Томлинсона, директор Центра изучения свободы и глобальных порядков при Университете Макгилла — утверждает, что нет разницы в моральном аспекте «лучше-хуже» относительно разных времён существования человеческого общества. Каждый период истории имеет свои негативные и позитивные явления. В чем-то общество морально прогрессирует, в чем-то одновременно деградирует. Так будет и через 50 лет.

Мартин Лютер Кинг-младший писал: «..представление о том, что в самом потоке времени есть нечто, что неизбежно излечит все болезни— иррационально. На самом деле, само время нейтрально; его можно использовать как разрушительно, так и конструктивно».

Проблема не в вере в хорошее и плохое, а в вере в то, что история проявляет и раскрывает эти явления естественным образом. Понимать и делать правильные вещи трудно — это постоянная борьба, с которой сталкивается каждый человек и каждое поколение. Идеология истории как нравственного прогресса пытается упростить её. Она рассматривает некоторую группу из нас в настоящем как обладающую ясным моральным знанием, которое было недоступно прошлым поколениям, а сегодня не разделяется большинством — благодаря чему, таким образом, мы чувствуем своё превосходство. Такая идеология — уже варварская, средневековая, архаичная и примитивная.

Прежде чем думать, что наши внуки будут лучше, чем мы, оглянитесь на 50 лет назад и спросите себя: сколько старых моральных ошибок продолжают преследовать наше общество? Сколько возникло новых? Даже, если признать возможность морального прогресса, по меньшей мере глупо надеяться на то, что нынешнее молодое поколение станет самым просвещенным в истории, учитывая, что прогресс в этом направлении был крайне медленным.

В 2070 мы все будем в каких-то моментах горды за себя, в каких-то — нам будет стыдно, точно также, как и всегда.

Заключение

Я лично очень надеюсь и верю, что веганство когда-либо наконец станет общественной нормой, как и исчезнет любая дискриминация в отношении людей. Но вместе с моральным, социальным и технологическим прогрессом неизбежно придут новые трудности. И кто знает в перспективе, через 50 лет будет ли общество лучше, чем сейчас — вряд ли мы способны это проанализировать. Вероятнее всего, всё просто будет по-другому. Так что не надейтесь на будущее, живите временем и обстоятельствами, которое у вас есть сегодня:)

Жми на фото!
Поделиться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Top